- АКТУАЛЬНО

О случаях членовредительства в ИК-2

5 апреля в ряде средств массовой информации появились сообщения о том, что в исправительной колонии номер 2 в Курганской области заключенный Шкарин официально объявил сухую голодовку и зашил себе рот в знак протеста против отказа в оказании ему срочной стоматологической помощи. Кроме того, в СМИ сообщалось о нанесении Шкарину побоев сотрудниками колонии.
В связи с этим уполномоченный по правам человека в Курганской области Борис Шалютин и сотрудники его аппарата вчера, 6 апреля, посетили колонию, провели беседы со Шкариным и рядом других заключённых, проанализировали совокупность медицинских и иных документов, в том числе регламентирующих порядок оказания стоматологической помощи в колонии, просмотрели относящиеся к делу видеоматериалы. В результате проведенной работы установлено, что осужденный за убийство Шкарин обратился с заявлением о зубной боли в понедельник 29 марта. Ему сразу была выдана обезболивающая таблетка. Через день, 31 марта, было повторное заявление, и вновь была выдана обезболивающая таблетка.
Стоматолог в колонии работает на полставки и осуществляет приём 2 раза в неделю. Ближайший приём после заявлений Шкарина был проведён в пятницу 2 апреля, при этом было принято 10 человек с более выраженными, чем у Шкарина, симптомами. 4 апреля утром в камеру к Шкарину пришли сотрудники колонии, руководитель медсанчасти и стоматолог. К этом времени Шкарин зашил себе рот и отдал сотрудникам колонии заявление о голодовке. Заявление было принято и зафиксировано. От стоматологической помощи Шкарин отказался и начал одноразовым бритвенным станком наносить себе порезы на задней стороне шеи. Действиями сотрудников колонии членовредительство было остановлено, на Шкарина надеты наручники и медработниками удалена сшивающая рот нить. 5 апреля Шкарин голодовку прекратил.
Поздно вечером 6 апреля, во время нахождения в колонии уполномоченного по правам человека, еще один заключенный зашил себе рот. При поступлении об этом информации к уполномоченному по правам человека Шалютин встретился также и с этим осужденным, который к этому моменту уже расшил рот самостоятельно. Никаких требований второй заключенный не предъявил, никаких жалоб не высказал.
Окончательные выводы в полном объеме пока делать рано. Предварительно можно сказать следующее:
1. Система оказания стоматологической помощи в колонии должна быть дополнительно проанализирована с целью изыскания возможности сделать ее более оперативной.
2. Трактовка действий Шкарина как протеста против неоказания медицинской помощи вызывает серьезные сомнения. При беседе с уполномоченным Шкарин сообщил множество сведений, ложность которых была установлена, в том числе на основании просмотра имеющихся видеоматериалов. Гораздо более вероятно предположение, что действия Шкарина, а также впоследствии другого заключенного, могли быть направлены на дискредитацию руководства колонии.